Борьба с алкоголем в России

Российская Федерация предоставляет уникальную возможность увидеть прогресс многих политик, одним из которых является борьба с алкоголем. История показывает, что предыдущие попытки контролировать потребление алкоголя в России и Советском Союзе потерпели неудачу, в конечном счете из-за непродолжительной политической и общественной поддержки, в дополнение к чрезмерной зависимости от финансовых вопросов. Коррупция и незаконное производство также сыграли свою роль в поддержании алкоголизации населения, но в конечном итоге государственная политика способствовала как производству, так и общественному потреблению алкоголя.

Законодательство, обсуждаемое в этом документе, в случае его реализации увеличит доходы правительства, но это будет возможно только в том случае, если базовые структуры правительства будут выполнять разработанный план. Наследие и, в некоторых случаях, доли в алкогольной промышленности, несомненно, станут серьезным препятствием для способности правительства применять более жесткие правила, что в конечном итоге сократит личные доходы влиятельных игроков и даст деньги правительству. Правительство, однако, не является прозрачным механизмом в России; следовательно, те, кто выиграет от этого законодательства, вполне могут быть теми важными игроками, которые, как представляется, ограничены собственной политикой. На данный момент, похоже, что широкое участие государства и влияние частного сектора, включая алкогольную промышленность, будет продолжаться путем отсеивания ненужных заинтересованных сторон и выкупа компаний, тем самым увеличивая его общую долю на рынке алкоголя в России.

Наиболее эффективная политика контроля над алкоголем в промышленно развитых странах использовала контроль цен, налогообложение и наличие спиртных напитков в дополнение к защите групп высокого риска (Европейский план действий по борьбе с алкоголем, 2000; Бабор и др., 2003). Правила, способствующие ответственной практике рекламы, стимулирования продажи и спонсорства алкоголя, также использовались в разных странах с различным успехом (Bruun et al., 1975; Makela¨ et al., 1981; Room, 1981; Trauth and Huffman, 1987; Greenfield и др., 2004). Реализация этих стратегий представляет собой деликатный процесс мониторинга и правоприменения, который должен поддерживаться федеральным и муниципальным руководством, судебной системой и, возможно, наиболее важно, общественностью. Любые изменения в политике, особенно в России, должны быть постепенными, с целью предотвращения хаоса, отчуждения различных групп и повышения общественного недоверия. Достижение этих целей возможно только посредством открытого и прозрачного процесса принятия решений, который отражает искреннюю заботу о здоровье и безопасности населения и чувствителен к бизнесу и потребительским сообществам. Хотя экономические интересы исторически преобладали в решениях, касающихся алкогольной политики, в конечном счете, признание среди российских граждан, что такая политика должна защищать их от чрезмерного вреда от алкоголя, имеет гораздо большую вероятность заручиться их поддержкой и соблюдением.

В то время как другие страны с сильными общинами смогли возглавить усилия по решению основных проблем общественного здравоохранения (например, курение, вождение под воздействием алкоголя), Россия потеряла большую часть своей социальной структуры после распада Советского Союза. В то время как отсутствие общественного голоса и гражданского общества распространено во всех сферах повседневной жизни в России, важно признать, что это распространение общественной апатии напрямую связано с советской системой управления сверху вниз, которая препятствует общественной инициативе и ответственность и способствует опоре на правительство (Левинтова и Новотны, 2004). Это постоянное отсутствие участия общественности в разработке и реализации политики является основным препятствием на пути реализации закона, описанного в этом документе.

Хотя одной из наиболее важных задач, предпринятых после распада Советского Союза в 1991 году, было развитие гражданского общества, оно не оказалось успешным, поскольку многие неправительственные организации (НПО) обвиняются в незаконной деятельности и в конечном итоге закрыты (Kickbusch, 2002). ). Из тех НПО, которые выжили, правительство проводит обширные оценки их деятельности, и лишь немногие способны начать публичную кампанию, направленную на борьбу с алкоголем. И это несмотря на усиление дискуссии в правительстве и СМИ о разрушительном уровне смертности, связанной с алкоголем.

Если мы посмотрим за пределы административных сбоев, коррупции и размежевания с общественностью, важно отметить недовольство президента Путина отсутствием контроля и ответственности в различных сферах реализации политики. Несмотря на его власть, потребуются широкие постоянные усилия для того, чтобы продолжать реализацию законодательства о контроле над алкоголем. В конечном итоге российское федеральное правительство должно стать заинтересованным и заинтересованным, чтобы обеспечить необходимые экономические и человеческие ресурсы для обеспечения соблюдения, мониторинга и оценки политики контроля над алкоголем. Кроме того, срочно необходимы широкие общественные кампании по информированию общественности о положительных аспектах контроля над алкоголем и информации о пагубных последствиях злоупотребления алкоголем.

Использованные источники

  1. Aslund, A. (2001) Think Again: Russia. Foreign Policy, accessed June 12, 2005  foreignpolicy.com/issue julyaug2001/ TAjulyaug.html.
  2. Babor, T., Caetano, R., Casswell, S. et al . (2003) Alcohol: No Ordinary Commodity. Oxford University Press, Oxford.
  3. Bassik, O. (n/a) Commodity Number One: Alcohol and domestic policy in pre-revolutionary and early Soviet Russia (unpublished work).
  4. Bobak, M. and Marmot, M. (1999) Alcohol and mortality in Russia: is it different than elsewhere? Annals of Epidemiology 9, 335 – 338.
  5. Bruun, K., Edwards, G., Lumio, M. et al . (1975) Alcohol Control Policies in Public Health Perspective, 25.
  6. Chenet, L., Mckee, M., Leon, D. et al . (1998) Alcohol and cardiovascular mortality in Moscow; new evidence of a causal association. Journal of Epidemiology and Community Health 52, 772 – 774.
  7. Drinks Produced more Often than other Fakes-Survey (2005) RIA Novosti, accessed 7 July, 2005 en/rian.ru/russia/20050705/ 40849443-print.html.
  8. Drujinina, A. (2006) Russian law paralyses vodka production. CEE- Foodindustry.com, accessed 25 January, 2006 http://www.cee- foodindustry.com/news/ng.asp?n=65108-russia-alcoholic-drinks- laws.
  9. Duponcel,  M.  (1998)  Restructuring  of  Food  Industries   in Five Central and Eastern European  Front-Runners  towards EU Membership: a Comparative Review. CERT, Heriot-Watt University, Edinburgh.

RUSSIAN ALCOHOL POLICY IN THE MAKING

MARYA LEVINTOVA

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*